kotbeber (kotbeber) wrote in art_cats,
kotbeber
kotbeber
art_cats

Category:

Марианна Гончарова. Кошка Скрябин и другие



Те же и кошка РУ

Как-то кошка Розовое Ухо готовила побег. Чуть ли не месяц. Мы не знали. Оказывается, ежедневно с завидным упорством она прорывала москитную сетку в открытом окне на кухне. Сегодня она улучила момент и вылезла наружу.

– Свобоооо… – было закричала она, но подоконник с той стороны был очень крут, с большим наклоном, жесть скользкая. Розовое Ухо тихо-тихо мурлыкнула:

– Ой, мама…

И от звука собственного голоса поеееехала…



– Нина! Нина! Нина! Там… Там… – побежала Скрябин искать мою маму.

Когда мама увидела эту страшную картину, какую обычно показывают только в кино… (Вот, например, обиженный начальством клерк становится на край окна где-нибудь на десятом этаже и смотрит пустыми глазами в никуда, но все-таки в надежде, что прибегут, спасут, погладят по головке и не то что не уволят, а назначат заведующим отделом хотя бы по связям с общественностью…) Так вот, когда мама увидела эту картину, у нее буквально подкосились ноги. Как моя слабенькая мама одним движением сдвинула тяжелый кухонный стол, отодрала с окна москитную сетку, как вылезла по пояс в окно, как успела схватить уже летящую вниз, на острые колья металлического кованого забора, Розовое Ухо за голову!? Вот просто схватила ее нежную розовоухую голову в кулак и так, за голову, втащила в дом.

Обе схватились за сердце – мама и Скрябин. А этой маленькой авантюристке хоть бы что. Сейчас сидит, трогает лапочкой москитную сетку уже в спальне, водит розовыми ушами…

Одно из самых любимых занятий РУ – утаскивать мамины домашние носочки. Мама ходит по дому босиком, так ей велел врач. РУ уносит их в зубах как собака, укладывает рядом с собой, когда укладывается спать.

Это она что, в дочки-матери играет или подражает Скрябе? Та ведь своего краба Розовому Уху не дает.

Мама хотела погладить белье. Но я ее отговорила – день очень жаркий, а еще утюг. Но мама все время говорила, надо погладить, надо погладить… Вот будет вечер, и я поглажу, повторяла мама. И вечером к ней на колени пришла кошка Скрябин и привела Розовое Ухо: хотела гладить – гладь.

Кошка Розовое Ухо, видимо, из приматов. Еду она берет рукой. Ну как… Она берет кусок лапой как ложкой и потом из лапы ест, сидит, откусывает неторопливо, тщательно пережевывает.

Протянутый корм ест брезгливо, без удовольствия. С аппетитом поглощает только то, что – как деликатно формулирует мама – возьмет сама. То есть, проще говоря, сопрет.

Кошкам купили новую когтеточку. Розовое Ухо унюхала кошачью мяту в мешочке, расценила это как знак, вдохновилась и стала кокетничать с доской и трогать лапкой, где пахнет. Ночью раздался грохот, как будто в нижнюю квартиру вернулись прошлогодние таджики. Розовое Ухо решила снять когтеточку со стены и принести ее к маме на тахту. Понять ее можно было – спать, конечно, хотелось, но нельзя же было оставить нового друга там, в углу у входной двери. И Розовое Ухо решила с ним не расставаться. Теперь она тягает когтеточку за собой по всему дому, а как? Берет в зубы мешочек с мятой, за мешочком тащится вся доска. Радостно грохочет. Мешочек же там прибит на совесть.

Застала ее вечером лежащей в умывальнике в ванной. На томно отставленной лапе, зацепленное когтиком, игриво покачивалось маленькое розовое полотенечко. Вся ее поза говорила – искупаюсь, потом вытрусь, потом спать…

А кошка Розовое Ухо (РУ) похожа на букет невесты, беленькая с розовым. Чистый зефир. А еще она умеет делать специальное лицо: я нежная одинокая кошечка, пожалейте меня, а лучше накормите вкусным. Романтический ее образ портит живот и походка. Ходит вразвалочку, поигрывая плечами, вихляя пушистым подхвостием. А живот – какое там изящество, тянет к полу, и валится РУ, где застанет ее сон.

Я и говорю, кормить кошек девять раз в день – это расточительство и беспредел. Но хотя бы семь. Ну ладно, восемь.

Кошка РУ и кошка Скрябин по очереди укладываются на мой ноутбук, как будто ходят на физиотерапию прогревать свои меховые толстые бока, животы и лапы. Вчера РУ вне очереди прибежала, уселась на клавиатуру, пригрелась и не заметила как уснула. А засыпает она так: смотрит в одну точку, глаза соловеют, слипаются и голова тяжело падает вниз – бум! Все бы ничего, но на мониторе была открыта страница в Фейсбуке. И этим своим «бум!» Ру успела нахамить главному редактору известного журнала, отослав ему оскорбительный комментарий в девятнадцать тысяч знаков с текстом:

«Тююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююю…»

А вчера, когда она уминала своими лапами теплую лежаночку клавиатуры, познакомилась и тесно сдружилась с голливудской красоты и мужественности отставным полковником корпуса морской пехоты США Дейвидом Хаслеем, который приехал в Украину в поисках невесты. И пока я это заметила, РУ, мгновенно заснув, сблизилась с полковником Хаслеем, аккуратно уложив голову на лапку, а лапку на две рядом сидящие клавиши букв «ye», что по-русски примерно означает неуверенное «да». Вроде: «ну да, почему же нет, да…»

Короче, я согнала РУ с клавиатуры и как честный человек стала отвечать на вопросы полковника сама. РУ сидела у меня на коленях, тарахтела и с любопытством смотрела в монитор. Как будто читала.

– Вы блондинка или брюнетка?

– Блондинка натуральная, – честно ответила я, сверившись с цветом шелковой шерстки нашей РУ.

– Вы замужем?

– Нет, – честно ответила я за кошку РУ, – я барышня.

– Оу! Расскажите о вашей семье, please.

– У меня приемная мать, – ответила я, имея в виду нашу кошку Скрябин, которая подобрала и выкормила РУ, когда той было четыре недели от роду.

– А сестры или братья?

– Ну есть. Братик. Тоже приемный, по имени КРЭБ, – ответила я неуверенно, имея в виду любимую игрушку Скрябин, фетрового красного краба на удочке, с которым она всерьез играет в дочки-матери, укладывает спать, тащит его на кухню кормить и высаживает на лоток. Он постоянно валяется в неожиданных местах.

– Оу, – восхитился Хаслей, – как благородна эта великая женщина, ваша мать!

– Ye… – согласилась я, то есть РУ. – А остальные – так… – неопределенно продолжала я стучать по клавиатуре под строгим надзором кошки РУ, – есть еще всякие слуги, ну, обслуживающий персонал. Одна, – подробно стала я рассказывать, – меня кормит, вторая лечит, возит к врачу, они меня купают, причесывают. А недавно они подарили мне дом, – похвасталась я, имея в виду мягкий стеганый домик с подушкой внутри. Домик, который я купила кошкам к Рождеству.

– Wow! – изумился полковник. – Wow! А как ваша фамилия? – Он не скрывал своего волнения, о, попал, надо же!

– Наша фамилия Скрябин.

– WOW!!! WOW!!! – как мартовский кот заверещал полковник в ответ. (Буквами, конечно.) – Это, кажется, компоузер? Рашн компоузер?

– Еще какой композитор! – ответила я за Скрябин. А что, я лично Скрябина очень люблю, композитора. Ну и кошку тоже. Чего там.

– А не могли бы вы прислать мне свою фотографию? – заикнулся было полковник, а потом извинился, что слишком назойлив, еще бы, семья Скрябиных. – А впрочем, не надо, давайте это будет для меня сюрприз.

– Сюрприз? Какой сюрприз? – насторожилась кошка РУ, то есть я.

– Я бы хотел пригласить вас в Вену. На бал. С вашей приемной матушкой и братом. Обещаю вам, – с чувством писал полковник, – принять вас по-королевски. Я оплачу вам номер в отеле и куплю две бальные бутоньерки. Только предупредите брата, что для участия необходим смокинг или мундир.

– Ye… Ye… – неопределенно ответила кошка РУ.

– А если вы на балу впервые… вы впервые?

– Ye… – опять ответила РУ. Ну то есть я ответила, как ответила бы РУ. А откуда ей знать, впервые она на балу или нет.

– Если вы впервые, если вы дебютантка, я оплачу вам белое платье и корону, – размечтался полковник.

– Yeeeeee… – опять мурлыкнула РУ.

Теперь мы все думаем, как быть, что ответить полковнику. Это ведь первый случай, когда на Венский весенний бал приглашены две провинциальные толстые кошки без должных манер и потертый, видавший виды фетровый краб в смокинге, за которым тянется пластмассовая детская удочка на веревке. Зато кто их пригласил! Настоящий полковник!

Хотя… Кто знает, может, у полковника есть кот, который тоже любит греться на клавиатуре его ноутбука.

Тем временем деловитая кошка РУ сбросила на пол красивый Линкин блокнотик и копается в нем, небось записывает кавалеров на четвертый левосторонний вальс, третью мазурку и финальную польку.

Забежала с работы к маме. Мама, потирая руки, вот хорошо, сейчас чаю выпьешь, я тебе пирожок оставила, ушла на кухню чайник ставить.

Заходит растерянная в комнату, говорит:

– Понятия не имею… Куда делся… В вазе был пирожок. Лежал себе спокойно, никого не трогал… И куда-то делся…

Мы вместе пошли на кухню. Под столом чавкало. Розовое Ухо аккуратно лакомилась яблочным пирожком. Совесть ее молчала. Ей было вкусно…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments